Кризис с мигрантами, убивающий старушку Европу, вылился в наукообразные теории происхождения нынешних европейцев. Провал политики мультикультурализма, который в последние годы пестовали ведущие политики Евросоюза, заставил западных ученых по-новому взглянуть на пути миграции предков нынешних коренных жителей Европы.

Нам начали серьезно внушать старые истины, что все европейцы — это плод «переселения народов», что все европейцы, как и современные американцы, — это бывшие (правда, в куда более далеком прошлом) иммигранты. Короче говоря, все нынешние жители планеты Земля — в той или иной степени пришельцы. Не обязательно с других планет, но с прочих материков и континентов.

Развитие ультрасовременных методов секвенирования (от английского sequence — последовательность), иначе говоря, определения первичной аминокислотной или нуклеотидной последовательности биополимеров (белков и нуклеиновых кислот — ДНК и РНК), в минувшем десятилетии привело к новым открытиям. Сегодня мы располагаем технологиями, которые позволяют расшифровывать геном всего человеческого рода с его миллиардами базовых пар всего за пару часов и пару сотен евро.

В отличие от «псевдонауки XIX-XX столетий», которая объявляла «умственно отсталыми и дегенеративными» целые народы и нации, нынешние адепты политкорректности выступают против «бремени белого человека» и за «цветной мир». Во времена Артура Шопенгауэра никого не могла покоробить следующая фраза: «Самые общительные из всех людей, говорят, негры, которые как раз и в интеллектуальном отношении отличаются наибольшей отсталостью». Так полагал и сам великий немецкий философ, и все его выдающиеся коллеги. Аналогичных цитат можно найти великое множество в богатой мыслями литературе XIX столетия.

В тот же век созрели антиподы господствующему научному мейнстриму, вроде таких «шедевров» беллетристики, как «Хижина дяди Тома». В тот век и появилась на свет современная теория, что человечество зародилось в недрах черной Африки и выходцы оттуда якобы заселили пустующие (?) пространства Европы и Азии. Наука развивалась и путалась одновременно. Вчерашние кумиры низвергались, но не всегда на их место заступали новые.

Однако территорию Евразии упорно заселяли выходцы с Черного континента. До недавнего времени. Окинем взглядом пространство науки. Полностью геном человека был вроде бы расшифрован к 2003 году, дополнительный уточняющий анализ некоторых участков проводится по сегодняшний день. Ученые пытаются выявить схожие участки генома, а также однонуклеотидный полиморфизм, когда сравниваемые последовательности отличаются на один нуклеотид. Такие различия могут отвечать за проявление различных аллелей гена, определяющих варианты развития признака.

Еще в 2008 году коллектив ученых под руководством Джона Новембра (John Novembre) из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе проанализировал ДНК более трех тысяч европейцев и связал их с данными о месте рождения этих людей. Добровольцы, принимавшие участие в эксперименте, представляли разные регионы Европы. Они согласились на секвенирование ДНК в рамках проекта Population Reference Sample, чтобы определить степень генетического родства разных народностей. Степень генетических различий у европейцев оказалась тогда небольшой.

Так, жители острова Сардиния показали кардинальное отличие от прочих итальянцев. Русские оказались «западнее» украинского генома. Правда, в исследовании принимали участие всего шесть граждан России, а Словакию вообще представлял только один человек. Настоящими «германцами» оказались не бундесбюргеры, а англичане. Разумеется, подобной выборки недостаточно для уточнения границ генома. Однако авторы исследования утверждали, что с помощью своего метода они могут определить место географического происхождения человека с точностью до нескольких сотен километров.

Исследования митохондриальной ДНК останков первых земледельцев, а также охотников и собирателей, а следовательно, наследование по женской линии, явственно показали отличие генетики оседлых обитателей от кочевых представителей рода человеческого. Отсюда сделали вывод, что неолитическая революция и переход к оседлому образу жизни начались с переселения народов. ДНК ранних земледельцев генетически разительно отличалась от охотников и собирателей, зато обнаруживала явное сходство с современными жителями Ближнего Востока, чем подтверждалась гипотеза о переселении первых земледельцев из Плодородного полумесяца (так в исторической науке принято называть регион на Ближнем Востоке), в котором в зимние месяцы выпадает наибольшее количество осадков.

Директор йенского Института человеческой истории имени Макса Планка Йоханнес Краузе (Johannes Krause ist Direktor am Max-Planck-Institut für Menschheitsgeschichte in Jena und leitet dort die Abteilung Archäogenetik) рассуждает так: «С точки зрения генетики никакие нации не являются самостоятельными популяциями. Следующий научный вывод состоит в том, что в пределах европейской истории в Европе наряду с колоссальной иммиграцией всегда происходило обновление (в оригинале: Innovationen. — Ред.), без которого мы, пожалуй, до сегодняшнего дня темнокожими охотниками и собирателями бродили бы по лесам Европы».

При всем уважении к достопочтенным профессорам и ученым дамам Евросоюза, у нас возникают закономерные сомнения. Нет, не в их научной честности и порядочности, а в своего рода социальном заказе европейского общества, больного в настоящее время чумой политкорректности. Если в конце XIX и первой половине ХХ века европейские светила в полном соответствии с тогдашним трендом (так и хочется сказать «трындели») утверждали об отсталости отдельных народов и рас, то теперь наблюдается поворот на 180 градусов.

И в конце концов, так ли уж всегда правы представители науки? Наука — это ведь не нечто застывшее и неизменное, а вечно развивающееся дело. И то, что еще вчера считалось истиной, сегодня подвергнуто сомнению, а завтра будет пересмотрено окончательно, но не бесповоротно. Когда-то лучшие умы человечества были уверены в том, что Земля — пуп Вселенной и стоит на трех китах.