Аресты высокопоставленных чиновников в Дагестане очень напоминают сюжет итальянского телесериала «Спрут», который в середине 80-х годов был чуть ли не культовым. Главный герой фильма — комиссар Коррадо Каттани — вел бескомпромиссную борьбу против сицилийской мафии. В такой же сложной роли оказался генерал-полковник Владимир Васильев, ставший руководителем Дагестана в роли временно исполняющего обязанности главы республики.

Сложность борьбы с организованной преступностью в Дагестане, как и в Сицилии, заключается в том, что криминальные авторитеты и руководители правоохранительных органов тесно сотрудничают, создав преступное сообщество. Аналитические центры многих федеральных ведомств в один голос признают: Дагестан — один из самых коррумпированных на сегодняшний день регионов России, где криминал и власть порой ведут общий бизнес.

Преступные кланы проникли глубоко во власть, и дагестанский «комиссар Каттани» понимает: его ждет очень трудная борьба, потому что местная мафия ничуть не слабее сицилийской.

Первые аресты высокопоставленных чиновников в Дагестане вызвали ожесточенную реакцию республиканского истеблишмента. И даже бывший глава республики Рамазан Абдулатипов подверг действия своего сменщика резкой критике. «Дагестан ничем не отличается от других регионов России, а сейчас его пытаются обнести колючей проволокой, как Чечню», — возмущается он.

Нервозность Рамазана Гаджимурадовича можно понять: есть вероятность, что нынешнее расследование фактов коррупции в Дагестане бросит тень на период 2013-2017 годах, когда он руководил Дагестаном и, скорее всего, закрывал глаза на охватившую все ветви власти коррупцию.

Кричащее богатство и дичь: видео обысков у руководства Дагестана

Примечательно, что арестам VIP-чиновников в Дагестане предшествовал приезд в Махачкалу группы прокуроров во главе с заместителем генерального прокурора РФ Иваном Сыдоруком, а также следователей МВД и ФСБ России. Эта немаловажная деталь освежила в памяти россиян коррупционный скандал, разразившийся в Узбекистане в 1980-х годах.

В 1983 году по поручению кремлевского лидера Юрия Андропова, начавшего борьбу с хищениями бюджетных средств, Политбюро ЦК направило в республику следователей по особо важным делам Гдляна и Иванова, которым были даны широкие полномочия — вплоть до ареста чиновников, подозреваемых в присвоении средств от продажи хлопка.

«Хлопковое дело» было задумано Андроповым для того, чтобы доказать коррупционную связь между правоохранительными органами Узбекистана и главой МВД СССР Щелоковым, а также зятем Брежнева генералом Чурбановым. Впрочем, довести задуманное до конца не удалось: 9 февраля 1984 года Юрий Владимирович умер, и «хлопковое дело» потихоньку спустили на тормозах, хотя формально уголовные дела не были закрыты.

И вот сейчас в Дагестане происходит нечто подобное тому, что потрясло Узбекистан в далеком 1983-м. В республику высадился десант следователей и прокуроров из Москвы, которые не доверяют своим коллегам из Дагестана, а рассматривают их как вероятных участников многоступенчатой коррупционной схемы.

Масштаб нынешней антикоррупционной операции заставляет задуматься: доведет ли федеральный центр до конца план зачистки Дагестана от коррупции и чиновничьего беспредела? Или же после предвыборной «показухи» все вернется на круги своя?

Уникальность нынешней ситуации в Дагестане состоит в следующем: ни разу после распада СССР в 1991 году Кремль не решался назначить на пост руководителя этой республики русского по национальности лидера, который не был бы уроженцем республики. Все предшественники Васильева были мусульманами и родились в Дагестане. И вот впервые регион возглавил политик с русской фамилией.

Этот факт заставляет припомнить другой эпизод из далеких 1980-х. В декабре 1986 года в Алма-Ате произошли массовые выступления казахстанской молодежи, которая протестовала против решения Горбачева уволить первого секретаря Компартии Казахстана Динмухамеда Кунаева и назначить на его место русского Геннадия Колбина, который занимал должность первого секретаря Ульяновского обкома партии. Участники мирного митинга требовали назначить на должность главы республики представителя коренного населения.

Дагестан: коммунисты и либералы не сумели, теперь попробует Путин

Сегодня в Дагестане нет протестов населения против назначения на пост главы республики русского политика, который не является уроженцем Дагестана. Но опасность в том, что местная бюрократическая машина, в которой переплелись интересы нескольких кланов, может, как считают эксперты, саботировать решения главы республики

Вот почему, чтобы пресечь возможный саботаж, Владимир Васильев пригласил в Махачкалу главу Следственного комитета России Александра Бастрыкина, с помощью которого надеется в короткие сроки навести в Дагестане порядок.

«Я хорошо помню, как вы выехали в Кущёвку, как вы работали сутками, принимая людей, — заявил Васильев Бастрыкину. — Люди верят и хотят справедливости и закона. Ваш визит здесь — заметное явление и надежда для тех, кто искренне хочет навести порядок».

Однако эксперты по региону предупреждают: кавалерийским наскоком проблему коррупции в Дагестане не решить, и местные чиновники на разных уровнях будут всячески пытаться саботировать решения и указания Васильева.

 

Если Васильев реально стремится восстановить в республике законность и правопорядок, ему надо привезти из Москвы настоящий «десант» уроженцев Дагестана, которые в настоящее время живут и работают в российской столице, — образованных людей, в том числе кандидатов и докторов наук, которые покинули Дагестан именно по причине огромных масштабов коррупции в республике.

Впрочем, первый шаг в этом направлении Васильев уже сделал, пригласив на должность премьер-министра Дагестана «варяга» из Татарстана, который до этого никогда не жил в Дагестане. Это 40-летний мордвин Артем Здунов, которые последние четыре года работал министром экономики Татарстана и сумел за это время значительно улучшить экономические показатели.

Интрига состоит в том, решится ли Здунов назначить на ключевые посты в правительстве таких же «варягов», как он сам, или же будет опираться на местные кадры. Как считают эксперты, в первом случае шансов на успех будет гораздо больше.